Виктор Савкив: «Технические продажи на арт-аукционах – не повод для гордости»

Засновник Vozdvizhenka ARTS HOUSE та BAR/32 Віктор Савків про бар та галерею, сучасне мистецтво та місцевий арт-ринок.

«На Подоле открылось очередное арт-пространство. Что же нового нам могут предложить?» – подумали многие представители киевской арт-тусовки,  узнав о Vozdvizhenka ARTS HOUSE. Но как оказалось, этому месту есть чем удивить аудиторию. Основатель проекта Виктор Савкив рассказал chernozem как возникла идея совместить галерею с баром, почему цены на коктейли никогда не вызывают вопросов в отличие от стоимости работ художников и как сделать так, чтобы украинское искусство стало прибыльным.

Виктор, как вы пришли к мысли о создании Vozdvizhenka ARTS HOUSE?

Открытие Arts House стало, с одной стороны,  продолжением моего личного интереса к искусству, а с другой стороны развитием внутрикорпоративной стратегии компании TIS как креативной по своему духу фирмы, где творчество и бизнес очень взаимосвязаны. В свое время мы рассматривали вариант выхода на арт-рынок как один из инвестиционных направлений компании. Совместно с аукционным домом «Золотое сечение» мы готовились провести первый международный аукцион украинского и восточноевропейского современного искусства в Лондоне. Но последующие трагические события и российская агрессия сделала этот проект невозможным. С тех пор мои взгляды на арт-рынок вообще и на украинский в частности немного изменились.

Сейчас свою миссию и деятельность я больше вижу в поддержке и создании проектов современного искусства, чем в его продаже и продвижении. Так возникла концепция интерактивного арт-пространства, напоминающего скорее мастерскую художника, чем привычный white cubе. А место было выбрано гораздо раньше. Воздвиженка очень перспективный район в этом плане. Думаю, это будущий киевский Mayfair.

В Киеве есть галереи, которые существуют годами и уже имеют свою аудиторию. Как вы планируете зарабатывать авторитет?

Действительно, в Киеве достаточно хороших галерей с историей и еще больше галеристов, чтобы ставить себе цель конкурировать на рынке продажи украинского contemporary. Как правило, галереи, которые на слуху, основаны на коллекции ее основателя и во многом служат для ее пополнения. Выбор художников, их работ во многом определяется личными предпочтениями галериста-коллекционера и сложившейся конъюнктурой рынка, что само по себе не плохо и логично. В этом плане мы не конкуренты, страсти собирательства у меня никогда не было. Другое дело, что современное искусство – это не только знаменитая «новая волна», украинский живописный трансавангард, ждущий своей музеефикации. Да, в большинстве своем эти работы удобно покупать и можно повесить на стену, если не в спальне, то в холле офиса точно. Но действительно актуальное искусство всегда не декоративно и требует значительных усилий и некоторых знаний со стороны зрителя. Перформативное, мультимедийное, концептуальное искусство вынуждено развиваться в нонпрофитном сегменте. Поддержать такие проекты, содействовать их рождению, провоцировать зрителя – вот что нам интересно. Помимо стремления создать спрос на «не галерейное» искусство, инициировать новые механизмы привлечения финансирования, отличные от грантов, для нас это еще и интересная бизнес-задача. Все-таки проект Vozdvizhenka ARTS HOUSE не совсем филантропический. Поэтому возвращаясь к вашему вопросу о рисках, у нас было только одно опасение: не стать от нужды очередной арт-комиссионкой. Думаю, с этим мы справляемся.

По каким показателям вы обходите конкурентов?

Как мы уже говорили, Vozdvizhenka ARTS HOUSE – это одна из немногих частных художественных институций, имеющая амбиции и смелость работать с интеллектуальным культурным продуктом, который на сегодня является коммерчески невыгодным и невостребованным со стороны частных коллекционеров. Более полугода Vozdvizhenka ARTS HOUSE последовательно продвигает такие художественные практики, как хепенинг, концептуализм, политически ангажированное и социально-критическое искусство. На наш взгляд, это те виды искусства, которых остро не хватает в Украине и которые нуждаются в институциональной поддержке и продвижении. Это пространство для создания высказывания, которое Arts House формирует вместе с художником. Все проекты, которые мы презентовали, были в буквальном смысле созданы в зале галереи! Конструкции, инсталляции, даже мурал! Нужно понимать, что Arts House – это не квадратные метры, это коллективное сознательное, принимающее участие в создании каждого проекта в диалоге и взаимодействии с художником.

Насколько проблематично и дорого создать в наше время арт-пространство, подобное вашему?

Что необходимо? Наверное, нужно самому быть художником и хотеть действовать. Вы знаете, по моим наблюдениям художники – достаточно практичные и прагматичные люди и даже не против эксплуатации других людей. Помните проект Мастер Арт? У нас много общего. Основное отличие: они хотят творить сами, а я – побуждать к творчеству других. Галерея современного искусства – дело очень затратное и редко даже самоокупаемое. Как правило, это не цель, а средство. Как художник использует любые источники вдохновения, превращая их в конкретный материал произведения искусства, так и работа с художниками, их поддержка и демонстрация искусства, в том числе и арт-бизнес, являются для меня инструментом придания разным сферам жизни большей эстетики и значимости, в том числе социальной. Поэтому нужно все: и деньги, и менеджерские способности, и связи, ведь игроков и участников рынка нужно знать. Но главное, у вас должна быть непреодолимая потребность этим заниматься.

0030

Что из организованного за время существования Vozdvizhenka ARTS HOUSE вас впечатлило больше всего и почему?

Участие в биеннале современного искусства «Киевская школа». Работа с куратором Георгом Шоллхаммером и испанским художником Педро Х. Ромеро. Это как из местной лиги принять участие в международном кубковом турнире. Нельзя сказать, что мы в восторге от организации биеннале и полностью довольны результатом. Но мы впечатлены полученным опытом, возможностями, которые предоставляет подобная международная кооперация. Помимо этого, группа компаний TIS поддержала биеннале «Киевская школа», предоставив строительные материалы и специалистов по сборке для экспозиционных конструкций на всех главных биеннальных локациях. Таким образом, мы сыграли не последнюю роль в том, что эта биеннале состоялась в принципе. Вообще каждый проект за не очень длительное время нашей работы по-своему уникален, создан исключительно с учетом нашего пространства, при нашем участии и, как правило, здесь же. Как говорится, проекты дороги нам во всех отношениях.

Что в ближайшее время планируете организовать, что точно удивит аудиторию?

В следующем проекте мы поработаем с пересечениями между предметным дизайном и современным искусством. Надеемся, что этот проект найдет свою аудиторию, как все предыдущие нашли свою.

В январе у нас откроется медиа-проект очень талантливого художника, который работает под именем Headachee Art Laboratory. Проект называется Клетка – это авторские размышления о Земле как носителе информации о нас самих.

Насколько часто люди ходят в галереи и различные арт-пространства осознанно, а не просто потому, что удалось получить пригласительный?

Люди больше ходят на открытие, на возможность побывать в тусовке, чем на искусство как таковое, но это не значит, что оно никому не интересно. Вопрос традиции, доверия к институции, вкусовых предпочтений и агрессивности рекламы – от этого зависит, какая выставка и какое место пользуются большей популярностью. Нельзя сказать, что не в нашей традиции ходить по музеям. Хорошо проанонсированные выставки в Пинчуке, Арсенале, даже в Национальном музее пользуются большой популярностью – очередь стоит. И нет особой разницы платный вход или нет. Это больше вопрос политики каждой институции, чем экономики. Хорошая традиция предоставлять возможность посещать выставку бесплатно, а свои текущие затраты стараться частично компенсировать сопутствующими услугами: продажа книг, сувенирки, кафе. У нас, например, есть BAR / 32.

Я бы сказал, что нет достаточного доверия к частным галереям в том, что серьезное, актуальное, high level искусство, как говорят иностранцы, может быть там выставлено. Такое недоверие, по крайней мере, в своей деятельности, мы постепенно преодолеваем. Трудно сказать, насколько повлиял бы на посещаемость платный вход в наше пространство, но экономически нам бы точно это не сильно помогло. Искусство не спасет платный вход. Искусство нуждается в глобальной донаторской, институциальной поддержке. Как и культура в целом, образование и т. д. Но это тема для отдельного разговора.

Чего, по-вашему, не хватает в современном украинском искусстве? И достаточно ли налажена связь «художник (создатель арт-объекта)-галерея (арт-пространство)-аудитория»?

Это очень обширная тема для обсуждения. Искусство отражает текущее состояние страны, социума.  Оно всегда есть, как все вокруг нас. И оно такое, каким мы его заслуживаем. Несмотря на тесную взаимосвязь искусство-деньги-искусство, это все-таки разные вещи.

Чтобы механизм художник – галерея (продавец) – аудитория (покупатель) работал, нужна избыточная денежная масса. В нашем случае это по сути «черный» нал, к сожалению. Когда на рынке образуется избыток денег, происходит его бурный рост. Так было в 2005-2008гг. Кризис – резкое охлаждение. В такой ситуации надежды на то, что работа современного художника представляет собой какую-то инвестиционную ценность, является утопичной. За любым подъемом всегда следует кризис, который влечет за собой длительный период переформатирования покупателей, передела финансовых потоков, а потом его победители, добравшись до излишков, опять становятся покупателями, в том числе на арт-рынке.

Чтобы рынок был действительно более цивилизован и, соответственно, устойчив, должен быть излишек «белых» денег. Их может дать только законодательное изменение системы налогообложения прибыли физических лиц и компаний. Когда затраты на меценатство музеев, на поддержание нонпрофитных арт-проектов будут вычитаться из налогооблагаемой базы, тогда появится и рынок современного искусства.

Попытки объяснить все наши проблемы отсутствием финансирования тоже не верны. Есть еще проблема качества и внутренней свободы. Есть такое понятие – «местечковость». И эта проблема существует в сознании, не в физическом представлении.  Возможно, наши академические художественные институты, министерство культуры и т. д. нуждаются в серьезном изменении и реформировании, об этом много говорят. Возможно, требуются изменения в школьной программе, но что точно нуждается в изменении – это наше восприятие собственной идентичности и культурных достижений. Я не считаю выставку нескольких раскрученных украинских художников за рубежом, даже в известных арт-пространствах, а тем более разовые технические продажи на международных аукционах большим достижением и поводом для гордости. С точки зрения PR это выглядит с точностью до наоборот. Гораздо важнее, на мой взгляд, формирование внутреннего спроса – именно не денежного, о котором мы уже говорили, а эстетического и интеллектуального – на актуальное современное искусство украинских и не только художников. В этом плане то, что делает Пинчук Арт Центр, мне очень близко. В какой-то степени у нас схожая деятельность, в рамках наших возможностей, конечно.

Что больше всего сейчас интересно аудитории, на что охотнее всего идут?

Мы можем говорить только о той аудитории, которую формируем. Киевская публика достаточно разборчива и требовательна, ее сложно удивить. Одни идут на то, что понимают, другие, не берем в счет презентации и открытия,  идут, чтобы понять. Вторых меньше, но они есть. Нам интересно наблюдать совершенно разную аудиторию на наших выставках. То, что у нас нет постоянной тусовочной группы одних и тех же людей, фотографии которых кочуют в Facebook с одного открытия на другое, я считаю плюсом.

Конечно, громкие имена привлекают больше внимания. На украинской арт-сцене уже есть свои признанные звезды, но мы все-таки стараемся делать больший акцент на высказывании художника и форме реализации, а не на имени. Радует растущая поддержка и лояльность к институции со стороны профессионального сообщества. От недоверия к поддержке. Значит, мы на правильном и нужном пути.

Почему было решено открыть на территории галереи бар?

То ли потому, что алкоголь и художники всегда были дружны, то ли потому, что встреча с современным искусством с бокалом вина или коктейля происходит как-то по-особенному неспешно и вдумчиво, мне такого соседства всегда не хватало в тех замечательных галереях, где я был до этого. Кроме того, это еще и источник дохода: если понятие стоимости в такой нежной и чувствительной сфере, как определение цены на работу художника, вызывает у всех сторон взаимную неловкость, то цена на наш фирменный коктейль сомнений ни у кого не вызывает.

Что сейчас больше пользуется спросом: бар или арт-пространство?

На что заточено. А заточено на искусство. Это не бар с «картинками», не арт-кафе.  Это «картинки» с баром. Хотя мы не разделяем бар и арт-пространство. Это части одного пространства, дополняющие друг друга. Один аскетичный contemporary зал, пропахший свежей краской, в стиле лофт, с высокими потолками – зона основной экспозиции, зачастую арт-объекты создаются там же, другой – в виде комфортного буржуазного бара в стиле старого палаццо с запахами кофе и выдержанного виски. Такое соседство и контраст не случайны. Возможно, это провокационная метафора на вечную двойственность арт-системы в ее отношении с рынком. Критичность по отношению к буржуазному сознанию и неизбежная, завуалированная зависимость от капитала. А может, просто так удобно. И все-таки у нас больше аудитория от искусства, хотя истинные почитатели коктейлей нас ценят и постоянные клиенты бара тоже есть. Мы их очень любим.

В чем еще заключается оригинальность Vozdvizhenka ARTS HOUSE с точки зрения посетителя?

Arts House – это пространство для интерпретации!  Пространство одного проекта, одной выставки, но не одного дня или одной встречи. Проект не заканчивается для аудитории своей презентацией в день открытия, а только начинается. Продолжающаяся дискуссия за барной стойкой, споры художников, лекции, перформансы – всегда неотъемлемые части проекта на Воздвиженке32. Посещение выставки – это персональная экскурсия, приватная, я бы даже сказал.

Огромные залы, множество работ, инсталляций, видео в одном месте – как, например, в Арсенале – это хорошо, но трудно для восприятия. Как точно назвал один знакомый художник подобную экспозицию: братская могила художественных проектов. Поэтому свое ограничение по площади мы старались превратить в сильную сторону. Этой сильной стороной стал исключительный подход в предоставлении максимального комфорта для посетителя в его стремлении и желании быть рядом с искусством.

Виктор Савкив: «Технические продажи на арт-аукционах – не повод для гордости»

Фото: Виктор Савкив – основатель 32Vozdvizhenka ARTS HOUSE

Виктор Савкив: «Технические продажи на арт-аукционах – не повод для гордости»
БільшеЗгорнути
Vozdvizhenka Arts House 32
04071, Україна
м. Київ, вул. Воздвиженська, 32
тел.: +38 066 546 18 07
info@32vozdvizhenka.com
www.32vozdvizhenka.com

Працюємо:
вт - пт 15.00 - 19.00
сб - нд 11.00 - 19.00
Напишіть нам
04071, Україна
м. Київ, вул. Воздвиженська, 32
тел.: +38 066 546 18 07
info@32vozdvizhenka.com
www.32vozdvizhenka.com

Працюємо:
вт - пт 15.00 - 19.00
сб - нд 11.00 - 19.00